Впервые в разведке

Очерк Ирины Улькиной, ученицы 9 «В» класса, из второго выпуска школьного журнала «Лицеист», посвященного 50-летию со Дня Победы в Великой Отечественной войне. Редактор журнала – Феликс Аронович.

Мой прадедушка, Чагадаев Максим Дмитриевич, на фронт был призван в 1942 году. На воине он был разведчиком. Прадедушка Максим часто вспоминал разные случаи из своей фронтовой жизни. Мне запомнилась история о его первой разведке.

В пятнадцати километрах от штаба находилась деревня, надо было пробраться туда и выяснить, кто там есть. Задача трудная, опасная. Сдали политруку роты солдатские книжки, письма, срезали петлицы, знаки различия, побрились, подшили свежие подворотнички: если доведется встретиться с врагом, увидит он советских воинов в должном виде.

Разведчики за заданием

Предстоял первый выход в тыл врага, и дед очень волновался. Отправились налегке. Взяли по пять гранат и по два диска с патронами. Уже в темноте прошли нейтральную полосу, миновали боевое охранение противника и углубились в лес. Шли быстро, но бесшумно. Если все в порядке, давали сигнал командиру – два раза ломали сухую ветку. К середине ночи выбрались к опушке. Впереди чернели дома. Внезапно их насторожил звук, похожий на слабый звон струны. Опустились на корточки, нащупали натянутую поперек поляны тонкую проволоку. Это были мины натяжного действия: заденешь проволоку – произойдет взрыв.  Решили перешагивать проволоку след в след. Из-за кустов разглядывали деревню. Улица пуста, кругом тишина. Командир приказывает деду пробраться огородами и узнать есть ли в деревне немцы.

Дед идет осторожно, прислушивается к каждому шороху. Тихонько стучит в окно третьего дома. Тихо. Стучит еще раз. В окне мелькнула тень. Стукнула щеколда, дверь приоткрылась, в щель высунулось бородатое лицо. Выяснил, что в деревне полно гитлеровцев, и штаб находится в школе.

Командир решает взглянуть на штаб. Берет с собой еще пять человек и направляется к центру деревни. На площади возле большого здания, по-видимому, школа, множество автомашин, мотоциклов и даже несколько танков. У дверей двое часовых. На счастье разведчиков из-за облаков показалась луна. Они все внимательно пересчитали, оглядели дом, как и когда сменяются часовые. Небо стало зареть. Пришлось им вернуться в лес. Целый день они поочередно сидели в секрете на опушке, наблюдали за дорогой и деревней, следили за движением бронетранспортеров, танков, мотоциклов. Тогда же впервые увидели, как ведут себя с местными жителями оккупанты и были потрясены.

В тот же день представился случай поквитаться с фашистами. Находясь в дозоре, дед заметил движущуюся большую колонну. Когда она приблизилась, стало видно: впереди женщины, дети, старики. Человек сто, если не больше. За ними тянулись гужевые подводы. Охраняли колонну шестнадцать фашистских солдат.

«К бою!» — приказал командир. Сразу напали на конвойных, замыкавших колонну, убили четырех солдат головной охраны и в упор расстреляли правофланговых конвоиров. А вот с теми, кто находился на левом фланге, вышло посложнее. Едва грянули первые выстрелы, гитлеровцы залегли и открыли огонь по мирным жителям. Были убиты и ранены несколько человек. Два разведчика не знали, как быть: стрелять в залегших фашистов опасно –ненароком угодишь в своих. Но и смотреть, как немцы расстреливают женщин и детей, было нестерпимо. Два разведчика поднялись с земли и бросились на врагов. Оба были ранены, но при помощи подоспевших товарищей прикончили конвоиров.

Освобожденные жители со слезами радости окружили солдат, обнимали, целовали, перевязывали раненых. Затем обыскали карманы убитых гитлеровцев, забрали документы, оружие. Во время обыска дед вспомнил слова старшины, тот говорил: «Загляни фрицу в карман и узнаешь, что у него в голове». В кармане фрица нашли портсигар, открыли его, а там – четырнадцать золотых зубов, два кольца и перстень. У деда мороз по коже прошел. Прав был старшина.

Вот оно, лицо фашиста. Разведчики спешили, а потому, не мешкая, углубились в лес. Надо было быстро доложить командованию данные разведки. К рассвету вышли к переднему краю и, перескочив опасную зону, оказались в своем расположении. После доклада командованию они мгновенно заснули. Разбудили их с трудом и хорошенько накормили. А майор и комиссар похвалили разведчиков за отличные действия.

В 1946 году дед вернулся домой, трудился, вырастил детей, внуков и нас, правнуков.

В этом очерке я использовала рассказ моего прадедушки Чагадаева Максима Дмитриевича, услышанный от бабушки, его дочери, Кайгоровой Зои Максимовны. На фронте Максим Дмитриевич был разведчиком. Умер 13 февраля 1988 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *