Воспоминания экс-директора Дома-музея Павла Васильева Любови Степановны Кашиной

Слышала о нем много хорошего от учителей литературы, от учеников…
Близко познакомились, когда я перешла работать в Дом-музей П. Васильева в 1998 году. В музее научным сотрудником работал бывший редактор областной газеты «Звезда Прииртышья», писатель Сергей Павлович Шевченко. Они были дружны с Феликсом Ароновичем. Два филолога, две «ходячие энциклопедии», но все-таки — такие разные. А как они спорили… Сядут на крылечке в Доме-музее и рассуждают, потом начинают спорить. Я наблюдаю за ними и мне и смешно, и интересно. Кто — кого? Если спор затягивался, я выходила и звала их к чаю. Я всегда поражалась масштабностью и глубиной их познаний. Мне казалось, что о любом писателе, о литературных течениях разных времён, они знают досконально. А прерывала я их не случайно, потому как оба они были горячими спорщиками, но очень ранимыми и обидчивыми, и мне не хотелось, чтобы они поссорились. А сколько они знали анекдотов! Старались удивить друг друга ещё неизвестными, новыми. Слушать их можно было до бесконечности.
Феликсу Ароновичу нравилась кипучая жизнь в Доме-музее того времени. Проводились конкурсы чтецов, конкурсы творческих проектов, в которых он с учащимися 8 лицея всегда принимали участие. В лицее устраивалась защита творческих работ по жизни и творчеству Павла Васильева, а строгим жюри были мы с Сергеем Павловичем Шевченко. В наших областных конкурсах Феликс Аронович всегда принимал участие, был членом жюри. Он мог сказать участникам конкурса такие слова, от которых тем было не обидно, даже проигравшим.
Он любил детей, но внешне казался строгим учителем. А как он гордился достижениями своих бывших учеников! Со многими из них поддерживал связь, интересовался их успехами, переживал их неудачи.
А как он любил литературу, поэзию! Он зачитывался Бродским, восхищался Васильевым, Есениным. Мог говорить о поэтах и поэзии бесконечно. Его увлеченность передавалась его ученикам, завораживала слушателей любого возраста.
Когда Феликс Аронович заболел, он как чувствовал, что ему осталось недолго. Очень беспокоился о судьбе своей библиотеки. Часто приходил к нам в Дом-музей. Однажды он сказал: «Я хочу чтобы моя библиотека была у Вас в музее. Здесь она будет работать, а не лежать мёртвым грузом». О своей воле он сказал и своим близким. Когда Феликса Ароновича не стало, большую часть его библиотеки мы перевезли в Дом-музей. Всё, что могли уместить в нашем маленьком домике. Очень долго мне даже и не верилось, что его больше нет. Мы наладили связь с сестрой Феликса Ароновича Линой Ароновной, приглашали её в Дом-музей, на наши мероприятия.
Его нет, но память о нём живет в наших сердцах, сердцах его учеников, для которых он открыл путь в литературу, поэзию, да и в саму жизнь, научив их видеть мир его глазами. Вечная ему память!

Л.С. Кашина — васильевед

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *