Танкист Алексей Скацкий

Очерк Ольги Анищенко, ученицы 9 «А» класса, из второго выпуска школьного журнала «Лицеист», посвященного 50-летию со Дня Победы в Великой Отечественной войне. Редактор журнала – Феликс Аронович.

«Красное солнце клонилось к горизонту. Был душный июльский вечер. Вот уже два с лишним года, как объявили о начале войны, но в голове никак не укладывалось то, что жизнь моя висит на волоске. Ведь еще недавно я размышлял о будущем, о том, как я воспитываю своих детей, о своем доме, а сейчас наша часть под командованием Мудрякова направлялась в Курск.

О своей жизни до войны скажу немного. Родился я в марте 1923 года, в семье агронома. Отец часто был в поле, а мама воспитывала детей. Я очень любил маму и думал, когда кончится война, приеду домой, и все заботы возьму на себя. После школы закончил курсы бухгалтеров и начал работать. Когда началась война, моя старшая сестра Вера ушла на фронт добровольцем, она – связист. Меня же не брали на фронт по возрасту. Я хотел быть танкистом и поэтому стал работать трактористом, чтобы овладеть техникой.

Я много раз обращался в военкомат, просил взять меня на фронт, но каждый раз получал отказ. Тогда я прибавил себе год, и к великой моей радости меня отправили в город Горький на курсы танкистов. Нас быстро подготовили и отправили под Москву, где я пробыл до апреля 1943 года. За это время пришлось многое пережить. Я научился бить фашистов и видел смерть друзей. В апреле был ранен в ногу осколком взорвавшегося снаряда и попал в госпиталь. Я часто писал маме, рассказывал о войне, о себе, обещал вернуться, как только разобью фашистов.

Готовилось грандиозное сражение на Курской дуге. Больше миллиона солдат ждали сигнала, чтобы достойно встретить врага. Я был в их числе. Уже смеркалось, а наш эшелон мчался по бескрайним равнинам советской земли. Я сел за столик, достал листок, карандаш и начал писать:

«Дорогая мамочка, здравствуй.

Я уже поправился, а сейчас еду на Курскую дугу воевать. Война скоро закончится, и я приеду помогать тебе. Не грусти, не плачь. О Вере мне ничего не слышно, но я лежал в госпитале, а она на фронте. Поцелуй за меня сестренок. Жди меня. Алексей». 28.06.43.

Совсем стемнело. Наш эшелон притих, почти все уснули. Я запечатал письмо и оставил его на столе. Вечером следующего дня мы прибыли на место назначения.

Первого августа начался очередной бой. Мой танк медленно двигался через поле. Если бы кто-нибудь первый раз взглянул на это поле, ужаснулся. Вокруг столбы пыли, развороченная земля, подбитые танки-тягачи, развороченные орудия, погибшие и раненые люди. Вокруг запах пороха, гром орудий. Впереди вражеские танки с белым крестом. Кажется, что все стволы орудий направлены на тебя. Вот немецкий танк вырвался из общей цепи и направился в сторону наших окопов, но был подбит. Мы уничтожили несколько танков, но сами были повреждены. Танк загорелся, и раненый товарищ сказал: «Живите, братья. Выходите, вы спасетесь. А я послужу еще Отечеству». С этими словами он схватил штурвал и направил танк на фашистов.

В бою

Я с Виктором и Александром выпрыгнули из танка и скатились в воронку. Мы стреляли по бегущим фашистам. Сколько их было? Я сделал около пятидесяти выстрелов. Но вот кончились патроны. Нас окружали фашисты, и мы бросились на врага в рукопашную. Кое-как отбиваясь, мы понемногу приближались к окопам, когда вдруг я упал. Очень болела голова, и, коснувшись ее рукой, я увидел кровь. Сквозь туман, застилающий глаза, я увидел лицо Виктора, склонившегося надо мной. Боль расплылась по всему телу. Я чувствовал руки товарища, пытавшегося меня поднять. Надо мной наклонилась мама… Боль утихла… Я закрыл глаза…».

В августе мать Алексея и его младшие сестры получили письмо от командира части, в которой говорилось, что Скацкий Алексей Романович был смертельно ранен и умер на руках у товарищей. В этой битве Алексей уничтожил 43 гитлеровца. Письмо выпало из рук матери, а из конверта выглядывал уголок листка, сложенного вчетверо. Это было извещение о смерти. «Ваш сын, сержант Скацкий Алексей Романович, уроженец КазССР, Павлодарской области, совхоз №499, в бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявил геройство и мужество, был убит первого августа 1943 года и похоронен в деревне Малосеменовке, Карачаевского района, Орловской области. Командир части, Мудряков».

Такова история жизни Скацкого Алексея Романовича. Его имя высечено на мемориале у Вечного огня. Его письма к матери хранятся в музее, а его последнее письмо, полное любви к Родине и ненависти к фашистам, которое он написал по дороге в Курск, было напечатано в газете. Его старшая сестра дошла до Праги, вернулась домой, сейчас живет в Павлодаре. Мать Алексея всю жизнь до самой смерти ждала сына, верила, что он жив, вырастила шесть дочерей, одной из которых была моя мама. Она-то и рассказала мне о моем дяде, которому сейчас было семьдесят лет, а на фотографии, что висит у нас дома, ему двадцать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *