Слово о настоящем человеке

Феликс Аронович за столом

26 апреля Павлодар навсегда попрощался с Феликсом Ароновичем Тарасуло, одним из самых ярких своих представителей, личностью харизматичной и безмерно интересной. Ученики уже не встретят своего учителя, не зададут когда-то незаданные вопросы, люди искусства не заведут с ним творческих споров… Человек без регалий, но обладающий общественным признанием — Феликс Тарасуло останется жить в сердцах и воспоминаниях земляков.

Виталий Петрович Никитенко, директор школы-лицея № 8

«Я близко Феликса Ароновича узнал, когда он пришел работать в лицей. Первая же наша встреча показала, что у нас общие взгляды на воспитание одаренных детей. В том, что его слова и дело не расходились, я убедился в течение всех восьми лет, когда он трудился в лицее, работая со старшеклассниками. Его талант особо проявлялся во взаимоотношениях, общении со старшими школьниками. Меня всегда это привлекало и даже вызывало некоторую зависть. К нему особенно хорошо относились школьники, которые уже стояли на пороге взрослой жизни, уходили учиться в вузы, обращались к нему за советом, помощью… Если говорить о чисто профессиональных качествах, то он всегда находил возможность поддержать рациональное зерно в педагогике, дидактике, выстраивании наших программ. Ведь мы преподавали в школе, которая была темной лошадкой, ведь работа с одаренными детьми при Советской власти не очень поощрялась. Однажды я прочитал об экзамене в виде анализа текста, что лично для меня было неизвестно и незнакомо. А Феликс Аронович с удовольствием откликнулся, не побоялся новшества и провел такой экзамен. Впоследствии такая форма стала практиковаться повсеместно. А привлечение независимых экспертов при аттестации учащихся? Это то, что меня как руководителя школы и настораживало, и одновременно привлекало. Я посоветовался с Феликсом Ароновичем, и мы решили привлечь широкую общественность при аттестации юных журналистов. И он опять не побоялся пойти на это рискованное дело, мобилизовался сам, поддержал администрацию в этом, и мы были рады, что этот экзамен у него получился. Он также взял на себя трудности по изданию журнала «Лицеист», газеты «Лицейские вести». Это был его энтузиазм, его стремление поднять новое в школе. И журнал, и газета пользовались несомненным успехом. И таков он был всегда… К сожалению, ему доставляли мучения физические страдания при нерастраченном духовном потенциале, желании трудиться, и я всегда говорил: «Феликс Аронович, пока Вы имеете силы дойти до дверей школы, она всегда будет для Вас открыта. Я чувствовал, что того, чем обладает Феликс Аронович, не хватает сейчас многим педагогам… Он мог бы еще многое дать и детям, и педагогам. Он не был оценен до конца, и только в 66 лет был признан республикой как учитель, отмечен значком «Отличник образования», а ведь у него к тому времени был за плечами более чем сорокалетний опыт. И, тем не менее, мы все этого «не заслуженного»  официально в нашей стране человека считаем заслуживающим самых высоких наград и самых высоких слов за то, что сделано им для воспитания наших детей».

Виктор Аввакумов, директор театра имени До П. Чехова

«Феликс Аронович был очень добрым и светлым человеком во всех отношениях, человек интеллигентнейший, человек энциклопедических знаний. Его любовь к театру длилась не одно десятилетие. Он общался с актерами, когда театр только зарождался, шло восстановление. Его приход практически на каждую премьерную репетицию и общение с ним доставляло огромное удовольствие, поскольку его высказывания по поводу работы актеров, режиссеров всегда были точны и профессиональны. Всегда поражало то, что человек, который не имеет специального образования, настолько тонко разбирается в театральном деле. И его замечания подавались в очень мягкой, корректной форме. Что касается работы непосредственно с актерами, и эти замечания были настолько ценны, что какой бы спектакль мы ни запускали — мы всегда приглашали Феликса Ароновича на предварительный просмотр, чтобы сверить наши с ним постановочные часы. Его высказывания настолько точно попадали в цель, что давали возможность исправить недочеты до того, как спектакль увидят зрители. Его особая любовь к театру, доброжелательное отношение к актерам и режиссерам не позволяли никогда проявить развязность при создании рецензий. Все рецензии, которые он писал, всегда были выдержаны в тональности глубокого уважения к актерскому труду, ко всему тому, что делает театр. Хотя иногда он высказывался по поводу недостатков, которые в спектаклях возникали, но, тем не менее, материал всегда заканчивался светлыми и добрыми напутствиями. Он всегда находился рядышком с нами и в часы творческих побед, и в часы творческих неудач. Его трепетное отношение к театру помогало жить — несмотря на то что ему физически было очень тяжело приходить к нам, до последних дней своей жизни он был здесь. Театру будет не хватать этого человека во всех отношениях: в отношении старого доброго друга, человека, профессионально пишущего о театре, Человека с большой буквы, на которого мы равнялись, с которого брали пример в умении воспринимать жизнь. В последнее время Феликс Аронович очень спешил, спешил сделать то, что еще не успел. Иногда это даже удивляло. Последней его рецензией была рецензия на спектакль «Мастер и Маргарита», и близкие ему люди говорили, что он писал ночь напролет, никак не мог сделать то, что хотел. Но к утру этот материал был готов. К сожалению, следующий спектакль уже будет без него… Но он навсегда останется в истории другого».

Ермек Капкенов, предприниматель

Феликс Аронович с бывшими учениками

«Впервые Феликса Ароновича я увидел 20 лет назад, будучи учеником восьмого класса. По тем временам появление в школе учителя-мужчины было большой редкостью, тем более учителя русского языка и литературы. Поэтому можно понять то удивление, с которым мы восприняли его. Непросто было ему заставить нас уважать себя. Однако, обладая опытом и язвительным языком, он умел поставить на место любого ученика, не обращаясь к помощи классного руководителя, директора. А когда мы узнали, что он очень интересный человек, — полюбили его. После школы наши пути разошлись, но периодически встречались, и здесь он нам открылся с другой стороны… Потеря эта для меня лично очень большая, я его никогда не забуду, для меня он останется учителем навсегда».

Наталья Кошелева, журналист

«Когда рассказываешь о Феликсе Ароновиче, очень не хочется, чтобы он стал некой иконкой, неживым человеком. Потому что он был очень жизнелюбив и близок реальности. Классические произведения он преподносил без налета патетики, обучая нас черпать оттуда самое главное. Впрочем, как и все истории из собственной жизни, которые он нам рассказывал в большом количестве, не сглаживая острых углов. Запомнился его рассказ, как они всем классом строем, с речевкой уходили с уроков, чеканя шаг. А еще было множество историй, достойных книги. Их было очень интересно слушать. Но, к сожалению, всегда не хватало времени записать… И еще, Феликс Аронович не был просто учителем, нудно повествующим о том, как надо правильно поступать в жизни. Он учил думать, и всегда право выбора было за нами…».

В далеком 1987 году Феликс Аронович не смог прийти на выпускной вечер к своим ученикам. Но он написал им письмо, которое сохранилось до сих пор…

«Дорогие ребята! В этот счастливый для вас момент я хотел быть с вами. Знаю, что этого хотели бы многие из вас, но обстоятельства распорядились иначе. Однако, думаю, мы встретимся, зимой или раньше, все вместе или по одному, но встретимся. Вы расскажете мне о своих успехах и неудачах, поделитесь радостью и огорчениями, поинтересуетесь моим мнением о своих делах, выборе, поступках, спросите, как учатся мои новые «тунеядцы». Это, надеюсь, будет, и я заранее радуюсь.

Но сейчас о другом, что ждет вас за порогом школы. Учились вы по-разному, способности к науке и к работе тоже разные, склонности весьма разнообразны, да и сами вы, конечно, неодинаковы. Потому жизненный успех, а с ним и половина счастья (вторая половина — семья, и здесь выбор тоже важен), зависит от того, что для себя изберете, будет ли дело, которому вы себя посвятите, интересным и посильным для вас.

Выбирайте себе такое дело, чтобы оно вас здорово интересовало, увлекало и было бы немного, совсем немного, выше ваших сил. Преодоление трудностей окрыляет, оно питает творческую энергию. Вы будете расти профессионально, духовно, нравственно. С вами будут считаться, будет авторитет и высокое чувство своего достоинства. А это очень хорошо, поверьте, лучше высокой зарплаты. Ибо ощущение общественной значимости дороже денег. Хотя, что кривить душой — и они пока еще нужны, ох, и нужны…

Я желаю вам счастья, всякого счастья — личного, общественного, но обязательно в условиях мира, ибо без мира счастье невозможно, желаю хороших, значит, верных и преданных друзей, желаю деятельных и сплоченных коллективов, в которых впоследствии вам придется работать или учиться, желаю крепкой памяти, памяти о школе, о соучениках, об учителях, о своих хороших делах (а они, оказывается, были), о своем городе (если уедете). Память, ребята, — великое дело. Она не дает нам закоснеть, она зовет нас действовать, она будит нашу, бывает, заснувшую совесть.

Дорогие мои ребята! Вы воплощаете в себе энергию, здоровье, ум и, конечно, творческую дерзость. Вы сегодня — сама молодежь, и, как коммунист, как учитель, в день расставания со школой обращаюсь к вам:

Молодежь!
Возьми с собой в дорогу
Самую заветную мечту,
За людей душевную тревогу,
Сердца жар и мыслей красоту,
Щедрость чувства,
Стойкость в бурях жизни,
Мужество во всем и до конца,
Верность другу, преданность Отчизне,
Имя гражданина и борца!» 

Подготовила Ирина Адылканова

Газета «События недели» № 17 (45) от 4 мая 2006 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *