Расскажи мне, дедушка

Очерк Евгении Хабуевой, ученицы 8 “А” класса, из второго выпуска школьного журнала «Лицеист», посвященного 50-летию со Дня Победы в Великой Отечественной войне. Редактор журнала – Феликс Аронович.

Сколько людей она изменила и внешне, и внутренне, сколько разрушила счастливых семей, родителей лишила детей, а детей — родителей. Мы, дети, не видевшие этого ужаса, никогда не забудем того, что сделали для нас люди, пережившее ее!

Я никогда не задумывалась о том, что значит слово «война», и почему мой дедушка всегда грустен. Лишь только после разговора с нашим учителем Феликсом Ароновичем, я, не боясь быть некорректной, решила спросить дедушку, что в его понимании значит это самое слово «война». Он думал недолго, видно, воспоминания часто тревожили его. Вот что он мне сказал: «Война — это ужас потерь. Не дай бог вам пережить то, что пережили мы. Даже не бывшего на фронте человека коснулась война. Кто потерял отца, кто — мать, кто — жену, кто — жениха, кто — невесту, а кто — лучшего друга».

Видно было, что дедушка расстроился и больше не хочет говорить. Я извинилась перед этим уставшим человеком. Выходя, я включила телевизор для того, чтобы дедушка отвлекся, мог отдохнуть и успокоиться.

Но через два дня дедушка сам позвал меня и сказал, что хочет рассказать о войне. Я хотела было отказаться, но вовремя спохватилась. Ведь это могло его обидеть. Я уютно устроилась в кресле, приготовилась слушать, а дедушка прилег на диван.

И вот он начал. «Я учился в летном училище города Серпухова Московской области. Со мной учился Владимир Моисеенко — парень двадцати двух лет. Мне нравилось, что он отличался здоровым чувством юмора и острым умом. Если с тобой случится беда, то это не скроешь от Владимира. Он поможет всегда, всегда откликается на первый же зов о помощи. Его все очень любили за то, что он был искренним и просто человечным.

И вот, в 1943 году Владимир покидает Серпуховское училище и отправляется на фронт.

Первые его боевые вылеты были на небольших самолетах У-2. Его задачей было разведать позиции противника. Знания, умение владеть самолетом, а также отвага и смелость позволяли ему всегда успешно выполнять задания.

Но вот однажды… Владимир Моисеенко отправился на разведку. Он летел прямо по курсу и не заметил приближавшегося к нему «месссершмитта», хорошо вооруженного и обладающего высокими летными качествами истребителя. И вот этот фашистский самолет стал преследовать Владимира. А пролетали они над лесом. Во время полета Владимир присмотрел хорошее место, где бы самолет мог укрыться от врага. Да, да, я не ошибся, действительно самолет У-2 небольшой тихоход и мог сесть в лесу на небольшой поляне. Итак, он решил спрятаться. Его самолет У-2 снижается и аккуратно прячется между деревьев. Истребитель потерял свою цель. Владимир долго просидел среди деревьев. В течение трех часов вокруг стояла мертвая тишина. Летчик решил, что пора вылезать из своего укрытия, но только он поднялся, как вновь увидел своего преследователя. Мой друг спасся благодаря тому, что вдали показались наши истребители П-2. Горе-охотник пытался уйти, но его догнали, и он был сбит.

Прошло несколько лет. В 1947 году там же, в Серпухове, мы с Владимиром встретились. Он был тот же, только слегка постаревший. Я не сразу заметил, что ходит он  как-то странно, и тут он мне сказал, что в одном из боев на своем П-2 выдержал поединок с несколькими «мессершмиттами». Уцелевшие от его пулемета фашисты ушли, а он тяжело раненный еле дотянул до аэродрома. Ногу пришлось ампутировать, да и «мотор», он дотянулся до левой стороны груди, шалит.

Он спешил, ему нужно было к врачу, в больницу: после войны его сердце стало очень слабым. Мы договорились вечером встретиться. И вот, я в назначенный час прихожу на место встречи. Я довольно долго ждал его, Владимир не появился. Расстроенный я отправился домой.

Через несколько дней в газете неожиданно я увидел заголовок: «Владимир Моисеенко — Герой Советского Союза». Это был некролог о моем боевом товарище. Он скончался в тот самый момент, когда я ждал его».

Таков был дедушкин рассказ. Дедушка не плакал, ведь мужчины не плачут. Но глаза его полны были горя.

«Вот какая это штука — война! Больное сердце не выдержало радости встречи. Проклятая война доконала его». Дедушка не плакал, только глаза его как-то странно блестели.

Рассказ записан со слов ветерана войны Хабуева Шакира Хасановича, моего дедушки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *