Женщина – это вторая ошибка Бога

Комедия с таким интригующим заголовком просто не могла не заинтересовать прохожего. Можно было просто «13», тем более, что говорят, будто, что для англичан это цифра роковая и при нумерации комнат в гостиницах ее пропускают. Но не таков управляющий отелем «Вестминстер». Есть и 13, есть и 13а. Но англичанин Рей Куни назвал комедию так: «Он, она, окно, тело и 13». И зритель пошел. Тот, кто решил вспомнить об очередной проблеме, огорчился, вроде бы ничего серьезного. Кому же в этот вечер захотелось повеселиться — не ошибся.

Спектакль с трудом можно назвать комедией нравов, но скорее, это комедия положений. Кто-то, имеющий некоторый опыт, скажет: ситуация вполне жизненная, бывает… Другие же поморщатся: да нет, чтобы такое! Кому как, судите сами. Все старо, как мир: муж уехал в командировку. Вы ожидаете — «а она в это время…». Вовсе нет. Как раз он — «там в это время…».

Помощник премьер-министра Ричард Уилли (арт. Евг. Слесаренко) приехал в Лондон, чтобы участвовать в важных политических дебатах. Разумеется, для государственных дел с ним секретарь помощника премьер-министра Джордж Пигден (арт. Эд. Кокарев). А для дел иных, не входящих в компетенцию секретаря помощника, но скрашивающих скучную командировку — просто секретарша Джейн Уорзингтон (арт. Нат. Грошева). Вроде все понятно. Но вот обстоятельства, обстоятельства…

Вышколенный и наглый лакей уже давно занес чемоданы и беззастенчиво получил чаевые, уже несколько раз заходил управляющий отеля справиться — удобно ли постояльцу. Уже Ричард по телефону сообщил жене, что все «о’кеу». Зачем-то вновь заходит управляющий, вновь справляется – удобно ли, и наконец, уходит. Кажется, на сегодняшний вечер все. Но вот заходит лакей, приносит какие-то счета — неужели этим визитам не будет конца! Однако вожделенная минута все ближе и ближе: через слегка растворенную дверь вылетают миниатюрные «лодочки», затем средних размеров бюстгальтер, затем…

На всякий случай он звонит своему секретарю Джорджу. Нет, нет, он не в гостинице, он в 13-м номере Британского музея. Дебаты уже начались? Замечательно. Но его тревожить лишь в исключительном случае. Он знает, чем могут закончиться подобные шалости. Опыт друзей подсказывает.

В пикантном пеньюаре появляется Джейн, даже непонятно, есть ли он на ней. Судя по всему, пару ждет страстная ночь. Для полноты романтических впечатлений они решают открыть окно — оттуда отличный вид на Темзу. А теперь ремарка: «Шторки раздвигаются, открывая окно и зажатое в нем тело мужчины. Оконная рама, подобно гильотине, сверху рухнула ему на шею. Голова, плечи и руки мужчины остались на балконе». Такова экспозиция, которая стремительно переходит в завязку.

После этого происходит ряд комических нагромождений. И все это в пикантный момент, когда обнаруживается труп. Пришедший Джордж решает вместе с Ричардом повесить труп в шкаф. Постоянно заходят-выходят управляющий отелем (арт. В. Фаустов), наглый лакей (арт. Дм. Доморощенов), в разное время появляется Памелла (засл. арт. РК Н. Запруднева), жена помощника премьер-министра, муж секретарши Ронни (арт. вспомогательного состава М. Пироженко). И все это громко, стремительно, темпераментно и, как во всякой комедии, парадоксально.

Пересказывать содержание, определять характер взаимоотношений персонажей нет смысла, пропадет интерес. Дело в том, что это комедия, притом не самая худшая даже по английским меркам: в 1991 году она была удостоена премии Лоуренса Оливье как лучшая английская комедия года.

Трудно сказать, чего в этом спектакле больше – юмора или сатиры, но гротеска предостаточно. Меня в основном будут интересовать работы трех актеров, отнюдь не новичков на сцене, но и не испытавших ранее подобного рода нагрузок.

Помощник премьер-министра в исполнении Евгения Слесаренко — труслив и плотояден. Удивительно широк его интонационный диапазон. Грубые, повелительные интонации со своим секретарем Джорджем Нигде ном, воркующе-виноватые нотки в телефонном разговоре с женой, вальяжные интонации покорителя женщин, и не только в своем машбюро. И тут же страх нашкодившего мальчишки при виде Ронни, мужа секретарши, пришедшего с бейсбольной битой разобраться на уровне своего интеллекта в ситуации. У героя Е. Слесаренко это неплохо получилось — недаром же он политик, помощник премьер-министра. Незначительные мелочи, вроде заношенного портфеля вместо изящного делового кейса, недостаток высокомерия по отношению к управляющему и тем более к официанту, пожалуй, не портят общего рисунка роли.

Удачную деталь нашел В. Фаустов в своем управляющем: к месту или не к месту проверять белой перчаткой наличие пыли. Здесь все: и гордость за недавно проведенный ремонт, и за вышколенность обслуги, тщательно следящей за чистотой, и желание угодить столь знатному посетителю, и многое другое. Но главное — распорядительность: он не подобострастен, так как знает себе цену, удивлен, но не испуган, важнее всего для него — репутация отеля. У актера нет срывов, думается, что не за горами час, когда В. Фаустову будут по плечу и роли посложнее.

Порадовал Дм. Доморощенов. Вроде каждый раз одно и то же: пришел, предъявил счет, протянул руку за чаевыми и ушел, но его герой из молодых да ранних, учуял своим лакейским носом, что можно поживиться, и каждый раз он иной: то наглый, то иронично-понимающий «союзник» («дай больше — буду молчать») и при всем этом внешне учтив, почтителен, чуть ли не подобострастен, в то же время развязен, пренебрежителен к господам — «навидался и не таких». Работа молодого актера, несомненно, удачна.

…Спектакль, прошедший при аншлаге, закончился. Зритель уходил довольным, улыбаясь. Ясно, что требовать какой-то сложной проблематики, призыва соблюдать азы нравственности, супружеской верности и пр. от этой комедии наивно. Она не для этого. Она для отдыха. Вот зритель и отдохнул.

А если ему захочется чего-то отнюдь не веселого, взбредет вдруг задуматься над вечными проблемами добра и зла, богатства и нищеты, причин нравственных терзаний, то вот в конце марта — премьера «Преступления и наказания» по Ф. Достоевскому. Полюбившийся нам режиссер И. Меркулов уже здесь. Работа идет.

Ф. Тарасуло

Газета «НВ» № 9 от 3 марта 2004 года.