Уроки жизни

Закончилась Всесоюзная неделя «Театр детям и юношеству». Актеры областного драматического театра встречались с самым благодарным и искренним зрителем, встречались не только на спектаклях в большом зале Дворца металлургов, но и в школах, в классах.

В школах №№ 3, 11, 29 побывали заслуженные артисты Казахской ССР Ф. Миронова и И. Чистяков, заслуженный артист Дагестанской АССР Б. Корольков, заслуженный работник культуры Казахской ССР А. Михейчев. Школьники встречались с молодыми актерами Александром и Ириной Вороновыми, Игорем Черных, Анатолием Бибекиным. О спектаклях и творческих планах театра им рассказали главный режиссер Е. Еникеев и режиссер Д. Леонтьев. Были вопросы, было удивление, была встреча с искусством…

В день открытия недели во Дворце металлургов малыши увидели Аленушку и крокодила Гену, трех разбойников и Чебурашку, Зайку-Зазнайку и старуху Шапокляк, бабу-ягу и других персонажей своих любимых сказок. Герои вышли в зал к детям, и маленькие зрители с изумлением обнаружили, что неожиданно стали действующими лицами спектакля. Они защищали, прятали, спасали от погони своих любимцев, негодовали на преследователей. А потом дома взахлеб рассказывали, что они видели на спектакле.

Старшеклассникам коллектив театра предложил три постановки – «Дикий Ангел» Алексея Коломийца, «Пропуск Стаса Захарова» Владимира Попова и «Гнездо глухаря» Виктора Розова. Выбор вовсе не случаен. Все три пьесы ставят важнейшие проблемы, которые рано или поздно должны решать и родители, и их дети – труд или безделье, забота о людях или равнодушие, честь или бесчестье, одним словом, активная гражданская позиция или скорлупа мещанина, государственный подход к делу или обывательское прозябание. В этом смысле наиболее характерны и в определенной степени полемичны два спектакля – «Дикий Ангел» и «Гнездо Глухаря».

Стол, сбитый из досок, самодельное кресло-качалка, лавочка во дворе одноэтажного домика с пристройкой, приспособленной под мастерскую – все говорит о том, что здесь живут люди, любящие труд и знающие ему цену. Покой и ощущение полной безопасности испытывает Лида, приехавшая в гости к родителям мужа Платону и Ульяне Ангелам (заслуженные артисты Казахской ССР И. Чистяков и Ф. Миронова). В этой «маленькой неприступной крепости» создал Платон свою «семейную монархию». Сам «монарх» на пенсии, но «подданные» его чтут. Да и как не чтить, если все, что он имеет, — и дом, и машина, и многое другое – заработано своими руками. Он не любит слова «заслужил» — «привкус не тот», лучше «заработал».

В одной из первых сцен уже взрослые дети отдают отцу свою зарплату. Тот с блокнотом в руках ее принимает. Но не скупость руководит Платоном, не в кубышку он собирает рубли – потом все эти деньги с толком будут израсходованы на всю семью. Он воспитывает у своих «подданных» уважение к заработанной копейке. Этому и детей учит. Надо дочери на курсы – сказал «подработай». Сын женился – езжай на Север, заработай для семьи и живи.

Труд – мерило человеческой ценности. «Не работает, а ест – значит, ворюга», — заявляет Платон своему соседу Крячко (арт. О. Журбин).

Массивный письменный стол, старинное кресло с высокой стенкой и кожаный диван в квартире Степана Судакова (заслуженный работник культуры Казахской ССР А. Михейчев). Стены увешаны «диковинными предметами», есть даже яйцо страуса. Картина «Токущий глухарь» и спускающийся с потолка светильник в форме гнезда – находка постановщиков – свидетельство того, что живут здесь люди, понимающие толк в вещах и в жизненных удовольствиях. Где-то в сфере международных отношений служит глава «гнезда» Степан Алексеевич Судаков. Там же подвизается и его зять Георгий Самсонович Ясюнин (арт. В. Кульбачко).

Казалось, что особенного, там семья и тут семья. Но там «семейная монархия», основанная на уважение к труду, а здесь «гнездо глухаря», где жизненное кредо является карьера и престиж. Там отец посылает трудиться на Север, чтобы сын понял вкус заработанного хлеба, а здесь отец гарантирует сыну место в МИМО (Московский институт международных отношений), где учиться перспективно, а главное, престижно. Широко распахнуты двери дома Ангела. Здесь только спросят, где, кем, а главное, как работаешь, и человек понятен. У Судаковых не так. Кто родители – вот та одежка, по которой встречают и провожают вошедшего в дом.

Сын сослуживца покончил с собой. Но не горе товарища по работе мучит Судакова. Его терзает другая мысль: а вдруг сломленный горем отец вынужден будет оставить должность. Кто тогда на его место? Конечно, он, Судаков. А может Ясюнин? Егор, конечно, умелый и знает три языка, но опыт, опыт-то за ним, за Степаном Алексеевичем. А. Михейчев умело передает всю гамму чувств карьериста-лицемера, скрывающего радость чужой беде, ожидающий повышения.

Глава «семейной монархии» Платон Ангел с гордостью заявляет: «Все государственное, все наше, и все мое». А Ясюнин и Судаков принимают лишь последнюю часть этого суждения – «все мое». Поэтому судаковы с ясюниными и ангелы враги, жизненные позиции их непримиримы. Одни хотят жить, получать и этим удовлетворяться, другие жить, давать, в смысле созидать, и видеть в этом тоже удовлетворение. У одних подход к жизни мещанско-обывательский, у других – гражданско-государственный. Потому-то и не смог бы в семье Платона появиться такой вот Егор Ясюнин, так как здесь он окажется инородным телом. Он может жить лишь в «гнезде глухаря», да и то до тех пор, пока не появится гнездо другого «глухаря», более теплое и уютное.

Эти два спектакля интересны еще и тем, что в них затронута проблема «отцов и детей». Суть ее в том, что происходит смена поколений, каждое из которых живет и действует в свое время. Как происходит передача традиций, что нового несет в жизнь каждое из поколений – вот проблема, которая нас интересует. Нет антагонизма в семье Ангела, напротив, полное взаимопонимание «отцов и детей».

В пьесе В. Розова иначе. Дети же могут принять обывательско-мещанские жизненные установки отца, их оскорбляет его равнодушие к людям. Это его умение «устроить», «достать», «уговорить» унижает их. Чувство здоровой человеческой брезгливости вызывает у них морально-нравственный облик Егора. Ложь, поза, лицемерие – и все для престижа, для карьеры.

Трудный подросток в производственном коллективе – вот проблема, которую пытается решить Владимир Попов в своей драме «Пропуск Стаса Захарова». В передовую бригаду, которая имеет и громкую славу, и высокий заработок приходит Стас Захаров. С его приходом слава утихает, заработок уменьшается, а брак увеличивается. Бригада распадается, а бывший ее вожак создает новый коллектив из таких вот трудных как Стас. Таков сюжет пьесы. Вроде все просто.

Надо сразу оговориться, что художественные достоинства драмы лишь на пути к совершенству и что «Дикий Ангел» и «Гнездо глухаря» в этом отношении опередили «Пропуск Стаса Захарова». Однако режиссер Анатолий Бибекин и актеры, занятые в постановке, сумели в определенной мере преодолеть недостатки пьесы и своей игрой придать спектаклю правдивость и жизненность. Зритель увидел перспективу – Стас получает пропуск в рабочий коллектив, в настоящую рабочую жизнь. «Пропуск Стаса Захарова» — первая самостоятельная работа молодого режиссера А. Бибекина, и зритель ее признал. Этому способствовала и тема, решаемая спектаклем, и коллектив актеров, занятый в ней.

В этом смысле интересен Петр Дюжев, который во всех трех постановках играет или своего сверстника, или почти сверстника. Его Стас Захаров, наглый и развязный в начале действия, постепенно преображается. В нем возникает чувство справедливости, высокое понятие рабочей чести. П. Дюжев сумел это передать.

Заслуженный работник культуры Казахской ССР А. Михейчев был занят в двух спектаклях. Если в «Пропуске Стаса Захарова», скованный автором пьесы, он играет в общем-то плакатного героя, бригадира Глебова, то в «Гнезде глухаря» его Судаков далеко неоднозначен. Он карьерист, это его сущность, это способ его существования. Но актер сумел сделать своего героя еще и любящим отцом. Правда, любит он по-своему, ровно на столько, насколько это способствует карьере.

В «Диком Ангеле» коллектив занятых в спектакле актеров возглавили заслуженные артисты Казахской ССР И. Чистяков и Ф. Миронова. Это лидерство определилось не столько содержанием пьесы (они играют мужа и жену Ангелов), сколько тем, что ими найден тот ключ, та тональность, которая придали основным действующим лицам колорит рабочей семьи, где отец действительный, а не номинальный глава семьи, ее сила, где мать – ее душа.

Опустился занавес, погасли огни рампы. Закончилась неделя «Театр детям и юношеству». Но те, кто сидел в зрительном зале, долго будут помнить жизненные уроки, преподнесенные им со сцены. Не сыну говорит Платон Ангел, а к будущим рабочим, строителям, интеллигентам обращается актер Иван Чистяков: «Труд человеческий – как свой ценить надо! Человека ценить и себя!».

Ф. ТАРАСУЛО

 Газета «Звезда Прииртышья» № 236 (13546) от 8 декабря 1984 года.