Рядовой службы быта

Дядя, Георгий Андреевич, внимательно приглядывался к племяннику. Да, из этого парнишки наверняка будет толк. И он взял его к себе в мастерскую.

Известный в Павлодаре мастер по пошиву верхней мужской одежды Александр Карлович Науман искал замену. Новый ученик мастерской ему понравился, и он его обучил, передал ему «секреты» профессии.

Мастер по пошиву мужской одежды

Прошло время, и Федор Григорьевич Богдашин стал одним из лучших мастеров закройщиков фабрики индивидуального пошива в Павлодаре. Двадцать два года назад взял он в руки иголку с ниткой и ножницы, полюбил это дело и не расстается с ним. Служба в армии, учеба в полковой школе не повлияли на отношение Федора Григорьевича к своей профессии. Когда в 1954 году пришло время демобилизации, он вновь вернулся в Павлодар, чтобы приступить к любимому делу. Он из тех мастеров, кто влюбленностью в дело, упорным трудом и неустанной учебой доводит свое мастерство до грани совершенства. Он учится до сих пор. В 1957 году – новинка: бригадный метод. Это означает, что каждый член бригады делает определенную операцию: один пришивает подкладку, другой – рукава и воротник, третий – утюжит… Казалось бы, дело новое и, как всякое новое, должно насторожить: будут ли выходить из-под бригадной иглы такие же вещи, как у индивидуальных мастеров, не произойдет ли обезлички, будет ли развито чувство ответственности? Эти и многие другие вопросы мучили Федора Григорьевича, когда его попросили возглавить первую комплексную бригаду. Но все получилось, хотя и было трудновато. Рядом был опытный закройщик Иван Антонович Климчук.

Росло мастерство, а с ним и известность. Давно уже его бригада имеет постоянных заказчиков, а в книге предложений можно прочесть благодарности даже жителей отдаленных деревень и сел.

— Федор Григорьевич, с чего вы начинаете работу, вернее, с чего начинается костюм?

Богдашин отвечает, не отвлекаясь от работы. Плоским мелком и особой фигурной линейкой, сделанной им самим, быстро расчерчивает на отрезе драпа крой будущего пальто. Любуюсь ловкостью, быстротой и точностью движений, спрашиваю:

— Сколько времени забирает крой?

— Смотря что будем шить. Если пальто, то минут 20-25, а костюм раза в два больше. Но много рабочего времени идет на разговор с заказчиком.

В том, что это так, пришлось убедиться на примере. Приходит парнишка лет семнадцати, худенький, небольшого роста. Заказывает брюки своей «конструкции» — в колене 22 см, внизу – 28. Невдомек пареньку, что в таких опереточных штанах он будет выглядеть смешно. Я ожидал увидеть веселый огонек в глазах Федора Григорьевича. Но он терпеливо выслушал и объяснил, что при такой комплекции парень будет выглядеть комично. И не просто объяснил, а подробно растолковал, почему силуэт брюк и фигура юноши не будут гармонировать. Спокойно, убедительно так говорит. И доказал. И не только доказал, а просветил, вложил что-то доброе в эстетическое воспитание юноши. Пусть немного, пусть только об одежде, о брюках, но воспитал. И сделал это с хорошим тактом, с тонким умением. Согласившись с рекомендациями, юноша ушел, а Федор Григорьевич стал развивать мысль об организации пропаганды эстетики одежды, о привлечении к этому делу клубов, домов культуры, телевидения. Рассказал, как весной на демонстрации моделей во Дворце металлургов его комбинированный костюм «тройка» здесь же, в демонстрационном зале, был приобретен одним из зрителей.

— Демонстрационный зал в новом ателье на улице Дзержинского – это хорошо, но мало. Надо идти с новыми моделями одежды в крупные производственные коллективы. Это будет и действенней, и наглядней.

Еще один заказчик – мужчина лет сорока просит сшить костюм. Обыкновенный двубортный костюм из тех, которые в журналах мод называют «классический деловой». Федор Григорьевич посмотрел материал, отметил, что ткань неплохая и в работе будет выглядеть хорошо, да и цвет удачный – в этом сезоне золотистый и коричневый, как и голубовато-серый и их оттенки, в моде. С белой или кремовой рубашкой будет отличный вид.

— Бывает, что самый красивый покрой костюма «пропадает», если в нем нарушена прелесть сочетания тонов и цветов. – Обращаясь к заказчику, мастер говорит: — Но однобортный лучше. Моложе будете выглядеть…

И вновь доказал и убедил. Это был еще один урок эстетического воспитания, незаметный, тактичный.

— Когда на примерку?

Федор Григорьевич назвал день, а время предложил выбрать заказчику. Деталь незаметная, но чувствуется, что мастер ценит время своих клиентов.

— А следующая?

— Второй не будет. Придете и получите костюм.

Работать с одной примеркой Федор Григорьевич научился у ленинградского мастера А. Моргулиса. Правда, лично с ним не знаком, но статьи с его опытом работы изучил и твердо усвоил, что главное – мерка. Точная мерка – правильный крой, в итоге – отлично сработанная вещь.

На небольшом листке у него двузначные числа и какие-то пометки.

— Измерений делаю девять. Все так делают. Но люди не одинаковые, силуэты у них разные. Есть три основных типа осанки: наклонный, перегибистый и нормальный, — объясняет он. – Пока заказчик рассказывает, что и как он хочет шить, я незаметно разглядываю его фигуру, осанку. Замечаю себе: покатые плечи, сутулость или еще что-нибудь. При крое все это учитывается.

Два года он преподавал в профтехучилище, а потом еще подготовил две группы закройщиков для районов области.

— Люди у нас хотят выглядеть нарядно, вот и спрос на хороших мастеров. В бригаде у нас все учатся – у бригадиров или друг у друга. Хорошие мастера мои бригадиры Дроздова и Фогель, Теперь уже закройщики…

Бригада работает с Федором Григорьевичем с 1963 года. Люди здесь почти не меняются, сработались, понимают друг друга с полуслова. Поэтому и растут, набираются опыта. Вильма Васильевна Фогель была бригадиром, теперь стала учиться у него. Закончила в Алма-Ате курсы, стала закройщиком, сейчас комплектует себе бригаду. О своем учителей отзывается тепло, с гордостью: «Строго спрашивает, но добрый и всегда покажет, что и как. Где ни побывает, все новое несет в цех. Узнал о работе с одной примеркой – и уже четыре года так работаем. Даже уходить не хочется от него».

Два года назад, после окончания профтехучилища, пришла в бригаду Людмила Зверева. «С Федором Григорьевичем работать просто замечательно. Он очень добр, приветлив, а главное, чуткий. Пришли мы из ГПТУ. Ну, что мы знали? Боялись. А он и Вильма Васильевна сначала нас прикрепили к опытным мастерицам смотреть и учиться. А потом как-то само пошло». И с какой-то внутренней гордостью, немного смутившись, сообщила: «Знаете, я уже четыре месяца замужем, и Федор Григорьевич на свадьбе был. А у нас всегда так: если какое торжество – всей бригадой, и он с нами. А бывает, что не вышел человек на работу, это на бригаде совсем не отражается – у нас взаимозаменяемость. Тоже Федор Григорьевич организовал. Хорошо, правда?».

Конечно, хорошо. Хорошо и то, что от Богдашина к Люде переходят опыт и мастерство, умение работать с людьми.

… Если встретите в Павлодаре человека в изящно сшитом костюме или пальто, то не исключено, что эта одежда сработана в цехе № 6 ателье мод второго разряда мастером-закройщиком Федором Богдашиным и его бригадой.

В книге предложений есть такая запись: «Просим вынести благодарность мастеру-закройщику Богдашину Ф. Г. И смене его мастеров. От всего сердца хочется пожелать ему крепкого здоровья и больших творческих успехов. Семья Гайдуковых».

С удовольствием ставлю и свою подпись под этими словами.

Ф. ТАРАСУЛО

Газета «Звезда Прииртышья» № 180 (10167) от 7 сентября 1971 года.