На Невском плацдарме

Очерк Лены Гореловой, ученицы 10 класса, из второго выпуска школьного журнала «Лицеист», посвященного 50-летию со Дня Победы в Великой Отечественной войне. Редактор журнала – Феликс Аронович.

Мир не должен забывать ужасы войны, разлуку, страдания и смерть миллионов. Это было бы преступлением перед павшими, преступление перед будущим. Помнить о войне, о героизме и мужестве прошедших ее дорогами, бороться за мир – обязанность всех живущих на Земле.

Я иду по залу областного краеведческого музея, всматриваясь в фотографии, документы, рассказывающие о событиях Великой Отечественной войны. Я начинаю понимать, что память человеческая способна сохранять очень многое, особенно все, что касается событий минувшей войны и ее героев. Об одном из них, моем земляке, я хотела бы рассказать.

Джубан Айтжанов приехал в город на Неве ровно за неделю до Великой Отечественной войны. Покидая родной Павлодар, заверил свою мать, что домой вернется уже не мальчишкой, а архитектором. Юношеские мечты! И быть ими явью, если бы не вероломство фашистов. Вместо аудитории архитектурного института, ему пришлось прятаться в бомбоубежищах осажденного города. Так было до декабря 1941 года. В этот голодный студеный месяц с Большой земли пришла печальная весть: умерла мать Джубана. Теперь у девятнадцатилетнего юноши не осталось никого, кроме Матери – Родины. И он попросился защищать ее в открытом бою с гитлеровцами. И вот на долю павлодарского паренька выпали все двести дней обороны Невского пятачка. В полк Джубан Айтжанов прибыл, когда тот занял позиции у деревни Московская Дубровка. И только апрельский ледоход на Неве, который отрезал защитников пятачка, завершил эту героическую эпопею. Рядовой солдат, стрелок… В таком звании и должности выступил на защиту Родины воин-доброволец Джубан Айтжанов.

Первое боевое задание он получил сразу по прибытии в полк. Близилась война, и пока не было ледохода с Ладоги, нужно было через Неву протянуть стальной трос. Это была последняя ниточка, соломинка, надежда на спасение. С помощью троса с Большой земли на левый берег Невы можно будет доставить продовольствие, боеприпасы, медикаменты. Протянуть стальную нитку можно было только ночью. Дни и ночи Невского пятачка… Какой мерой сегодня измерить, понять, почувствовать, что это были за дни!

Под покровом глухой ночи Джубан Айтжанов и его товарищи, одевшись в маскхалаты, вызвались протянуть трос, эту последнюю ниточку жизни. Враг до последней минуты не мог догадаться, каким образом на пятачок попадает продовольствие, медикаменты, боеприпасы. Почти ни на минуту не гас свет береговых вражеских прожекторов, в воздухе постоянно висели гирлянды осветительных ракет. Но Айтжанов и его товарищи оказались смекалистее. Они знали, на что идут, и для работы использовали только те минуты, когда начинался вражеский артобстрел или налет авиации. И когда трос был натянут, закреплен и замаскирован, командир вызвал к себе Джубана.

— Спасибо, браток, — совсем не по-военному обратился он к Джубану. – Не могу собственноручно повесить тебе на грудь звезду Героя, но мать-Родина тебя не забудет. Вот доживем до победы… Полковник не договорил, прижал к своей груди Джубана, и в эту минуту начался вражеский артобстрел.

До победы Айтжанов не дожил. Он встретил только утро 27 апреля 1942 года. День был сухой и солнечный, люди давно уже не видели солнца без дыма. Они смотрели на чистое небо, шеи вытягивали – ведь целую зиму на пятачке мерзли, сжимались в комок. Предательски притих враг, и некоторые, позабыв, где находятся, повставали. За все двести дней обороны они ни разу не стояли на этой земле во весь рост – такова была плотность огня противника. А к вечеру этого дня начался ледоход – первые льдины, вестницы неизбежной трагедии. Лед запрудил, забил русло, вздыбился, порвал трос, отрезал немногочисленный гарнизон Невского плацдарма.

И снова в эту критическую минуту перед командиром выросла знакомая фигура Джубана Айтжанова: — Разрешите, товарищ полковник, сделать последнюю попытку. Надо поднять трос со дна реки.

— Разрешаю, — тихо ответил командир, и уже с порога землянки вернул Джубана.

— Может, уже больше не увидимся, браток. Дай-ка, и тебя поцелую…

Когда льдина с тремя смельчаками приблизилась к месту разрыва троса, гитлеровцы начали новую атаку. 27 апреля 1942 года в последний день обороны Невского плацдарма, с правого берега Невы видели людей, державших в руках белый халат, на котором было написано: «Помогите… Мы сделали все, что могли..» Триста тридцатый полк не смог получить помощи, остался один и погиб, сражаясь. И пусть с Невского пятачка не вернулся Джубан Айтжанов в Павлодар, и пусть архитектурой его родного города занимаются другие, в наших сердцах мы воздвигнем вечный памятник тем, кто дал на право сегодня ходить по земле.

Ежегодно в Санкт-Петербурге собираются участники обороны невской трагедии. Они встречаются у монументов мужества и доблести, возвышающихся подобно бастионам на исторических рубежах сражений. Встречаются на Невском пятачке, у Кировского завода, у каменной гряды Зеленец, на Пулковских высотах. Идет сердечный разговор о минувшем и будущем, о делах земных и звездных. И, кажется, их душевному настроению созвучны строки поэта М. Дудина – бывшего фронтовика-ленинградца:

Вглядись в этот мир,
удивленный окрест,
Склонись в благородном поклоне.
Потом поднимайся на свой
Эверест,
Чтоб солнце увидеть в
короне.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *