Стихи Константина Симонова о войне в исполнении Феликса Ароновича

Константин Симонов

Феликс Аронович: «Интересный факт. В 1938 году Константин Симонов публикует стихотворение «Однополчане». И вот в этом стихотворении он говорит, вдумайтесь в 1938 году, ему 23 года, что советский солдат будет в Кенигсберге. Откуда что было? Сбылось».

 

Феликс Аронович: «В 1939 году Константин Симонов пишет стихотворение «Самый храбрый». Речь идет вот о чем: человек проявил храбрость, находясь в плену. Он выразил не скажу любовь, скорее признательность красноармейцам».

 

Феликс Аронович: «Из сборника «Война» стихотворение Константина Симонова «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины…». Вы, наверное, обратили внимание, что русский, русский, русский, русский… Вы понимаете, Симонов впоследствии, когда его обвиняли  в том, что он противопоставлял Сталина, он говорил, что Сталин был для него не Сталин как личность, а Сталин как символ. Когда говорили: «Солдаты шли в бой за Родину, за Сталина», это было не за Сталина. Когда шли когда-то до революции «За веру, царя и Отечество», то шли не за царя, шли за веру, шли за Отечество. И вот этот русский — это символ страны, символ народа в этом стихотворении Симонова».

 

Феликс Аронович: «Я Вам сейчас прочту одно стихотворение, которое в тылу переписывали и отправляли на фронт. Это страшное стихотворение. И потом, когда Симонов собирался его публиковать для последующих сборников, его не очень охотно публиковали. Оно называлось тогда, когда он его написал, в 1942 году, «Убей его!», то сейчас оно называется так — «Если дорог тебе твой дом…». И сейчас слово «немец» заменено «фашистом». Но я его Вам прочту так, как тогда оно было. Это стихотворение удивительное по форме: оно как бы набирает темп, нагнетаются эмоции, и вот эти набравшие силу эмоции выплескиваются на читателя, слушателя. Это очень сильное стихотворение. Но оно страшное… Но где и когда были такие зверства, как во время этой войны?! И вот эти зверства и породили это стихотворение».